«Среди врачей это цинично называется наркобизнесом»

Главная

Ольга, врач наркологического диспансера: — Вся система лечения наркомании и алкоголизма построена на откатах за щедрое бюджетное финансирование. Я в начале работы удивлялась, почему это все главврачи и руководители центров против единой федеральной программы? В интервью и с высоких трибун они говорят, что сейчас, мол, создана эффективная программа, которую нет смысла ломать. А в кулуарах признаются, что иначе они просто не смогут столько зарабатывать.

 

При этом, несмотря на щедрое финансирование из бюджета, с которого, конечно, надо платить откаты, у диспансеров и частных фирм остаются все возможности получать деньги с пациентов, точнее, с их родственников. Я знаю случаи, когда наркологи по бумагам «расходовали» комплект на лечение какого-нибудь наркомана, а он только приходил к ним раз в месяц, расписывался и получал деньги на дозу. Стоит ли после этого удивляться всему цинизму, который есть в нашей сфере.

 

Наркологи — обычные люди, в каждом из которых есть ростки морали. Поэтому им важно найти себе оправдание. А оно простое: наркомана нельзя вылечить, пока он сам этого не захочет. А пока не захотел, то он недочеловек, приносящий только горе и боль окружающим. И на нем, точнее, на его родственниках можно и нужно зарабатывать.

 

Исходя из этого все наркоманы поделились на «хороших» и «плохих», то есть тех, за кого могут заплатить, и тех, которые никому не нужны. Никому не нужные еще могут рассчитывать на лечение в инфекционной больнице имени Боткина, но там их не будут держать дольше месяца. А для полноценного лечения нужен минимум год в хорошем лечебно-реабилитационном центре. В Петербурге пребывание в таком центре может стоить 15-20 тысяч долларов. А качественного бесплатного лечения вообще не существует. В больницу Боткина ложатся, чтобы «сбросить дозу», то есть почистить кровь, когда небольшие дозы наркотиков уже не приносят удовлетворения.

 

Но в Главной инфекционной больнице отношение к наркозависимым сравнительно гуманное. В обычных же больницах человеку могут отказать в помощи только на том основании, что у него инъекции на руках. Даже если человек в этот момент умирает. Одна девочка мне рассказывала, что врачи в одной больнице вызвали милицию, когда ее привезли на «скорой». А к ее приятелю-наркоману за три дня в больнице не подошел ни один врач. Если же такой умрет, скажут, что была передозировка и спасти пациента было нельзя.

Ко мне неоднократно приходили всякие проходимцы, представляющие реабилитационные центры, просили за долю отправлять к ним наркоманов, с которых можно получить деньги. Хотя я знаю, что лечение у них ведется по экспериментальным методикам.

За границей участникам таких экспериментов платят немалые деньги, а у нас наркологи умудряются иметь деньги от бюджета, от спонсора и еще от пациентов. Среди врачей это цинично называется наркобизнесом. Все правильно — на этом можно разбогатеть гораздо больше, чем на продаже героина.

 

«Никто не сказал ему, что он подон…к»

"Никто не сказал ему, что он подон…к" врачи, медицина, поциенты

Петр, врач-уролог высшей квалификации, работает в поликлинике:

— На моей должности через кассу больше 15 тысяч не заработаешь, хоть убейся. А у меня жена, мама и двое детей. И не надо задавать глупых вопросов — любому врачу необходимо искать дополнительные источники заработка. У меня за деньги обслуживается примерно каждый четвертый пациент. Только каждый четвертый! А это значит, что все эти капризные старики с их хроническим простатитом и запущенным эпидидимитом получают лечение бесплатно. А это и физиотерапия, и малоприятные урологические процедуры, которые ну просто должны по-другому оплачиваться. Поэтому если ко мне пришел прилично одетый мужчина средних лет, я не буду его лечить без денег.

 

Цены у меня вполне гуманные — половина от стоимости данной услуги в медицинском центре. И надо отметить, что все морально готовы к таким тратам, никто не называет меня рвачем или вымогателем. Наоборот, многие по выздоровлении еще и бутылку приносят.

Грань цинизма, на мой взгляд, в другом. Вот один коллега за праздничным столом со смехом рассказывал, что у каждого пациента, который в состоянии ему заплатить, он находит хламидиоз. А сам даже анализы в лабораторию не возит. Деньги же, которые берет, кладет в карман. Хламидиоз окружен множеством страшных мифов, лечится тяжело и долго. Потом несколько месяцев надо сдавать контрольные тесты, чтобы убедиться — инфекция не вернулась. Доктор же умеет нагнать театральности, чтобы в итоге объявить пациенту о полном выздоровлении. А тот ему еще и друзей своих приведет проверяться.

Самое показательное в этой истории, что из двадцати врачей, которые слушали эту историю, ни один не сказал рассказчику, что он подон…к. Все смеялись. И я тоже смеялся, хотя сам такие методы никогда не использовал.

 

Но каждый врач в нашей поликлинике обязан выписывать больным те лекарства, которые есть в нашей аптеке. Каждый должен врать, что у этого препарата нет аналога и что в других аптеках он стоит дороже. Этого требует тот же зам по лечебной части, который еще недавно приказывал не пускать на порог агентов производителей лекарств. Кое-где эта практика сохранилась и по сей день, хотя и стала менее распространенной: врач выписывает лекарство и подсказывает, где его можно купить, за откат.

 

Сейчас же это поощряет наше руководство. Только получаю я от них два процента, а не десять, как от агента.